Show-Media-Art.ru

Интервью с арт-директором и pr-менеджером Алексеем Виноградовым

Сен.23.2017

Алексей Виноградов в этом бизнесе уже освоился. Многие начинают с рекламных презентаций, помогающих предложить бизнесу свои услуги, арендодателям — сдать свои площади в аренду. Заказать такие презентиции для развития своего бизнеса можно здесь: http://www.tvoibrand.ru/uslugi-i-czenyi/razrabotka-prezentaczij/prezentacziya-dlya-arendodatelya.html , а с чего начал Алексей? Давайте узнаем об этом у него самого:

Алексей ВиноградовКак давно вы в этом бизнесе, Алексей?
В музыке пол-года. В политическом пиаре – около двух лет. Чисто как рекламщик — то есть, работа над рекламными проектами, сюжеты для рекламных компаний — также, около двух лет. В общем, два года назад начинается мой путь в шоу-бизнес. Тогда меня это заинтересовало и я начал делать первые попытки добиться чего-то.

И с чего Вы начали: пошли учиться или сразу взялись за работу?

— Сразу за работу. Хотя, сейчас я, конечно, жалею, что у меня не было тогда базового образования. Если бы оно было, мне, наверное, было бы намного легче в этом бизнесе. Но, к сожалению, нет достойных вузов, которые готовили бы пиар-менеджеров. Совсем недавно стали появляться соответствующие учебные заведения в этой области, но все равно, пока еще нет тех специалистов, которые стали бы хорошими преподавателями.

Каких именно знаний вам не хватало, когда вы начинали?

— Находить контакт с людьми. Так было в самом начале. Сейчас это, более или менее, ликвидировано.

А какова ситуация в сейчас самом российском шоу-бизнесе: что важнее человеку иметь для начала успешной работы – теоретические знания или, все-таки, весь пиар в России – это исключительно личные связи?

— На самом деле, где есть связи, там просто легче. Где их нет, там немного сложнее, но все равно можно чего-то добиться, что-то сделать. Так или иначе, связи появляются и в следующий раз все равно будет уже легче.

А Вы начали на пустом месте или был кто-то, кто учил, кто помогал находить нужные контакты?

— Были люди, которые помогали. Хотя, в принципе, я начал не совсем с пустого места. У меня уже были некие знакомства. Я уже знал, к кому нужно обратиться по тому или иному делу.

Когда мы договаривались об интервью, Вы представились как PR / Арт-директор. Это синонимы или Вы совмещаете две должности?

— Это две должности, которые совмещены в моем лице. То есть, PR – это продвижение. АРТ – в моем понимании, это значит создание и формирование имиджа.

А насколько для вас важно, нравится вам самому объект, который предстоит раскручивать или это не имеет значения?

— Если изначально я не вполне симпатизирую проекту, то сначала я переделаю его так, чтобы он нравился мне. И тогда будет все нормально: я смогу с ним работать.

А как выглядит рабочий день PR / Арт-директора? Вы встаете рано утром, приезжаете в офис на работу или все по-другому и вы никуда утром не едете?

— Нет, я не прихожу с утра на работу, хотя два дня в неделю меня можно поймать в офисе. Приезжаю туда, дабы подписать документы, забрать корреспонденцию и важные пакеты. Просыпаюсь утром, иногда дома, скачиваю почту, просматриваю сетку на день. Потом еду в университет.

Учитесь?

— Учусь, обязательно! Я считаю, именно это дает мне силу в голове и порыв, чтобы творить.

По профилю учитесь?

— Нет, не по профилю. Я учусь технической профессии…

Значит ли это, что вы не делаете ставку на профессию пиар-менеджера и не рассматриваете ее как что-то надежное?

— Скажем так, я не делал на это ставку, когда выбирал эту профессию. Теперь я думаю по-другому.

Хорошо, вернемся к вашему распорядку дня.

— Да. Возвращаясь из университета, я еду на переговоры с представителями радиостанций, телевидения, газет и с прочих средств массовой информации. Сопровождаю своих подопечных в студии, где находим компромисс с аранжировщиками, звукорежиссерами и… Регулярно хожу с клиентами на презентации, показы, любые достойные нас мероприятия. Если в этот день есть съемки, то день затягивается очень надолго, и я уже не знаю как и где он начнется.

То есть, основная суть Вашей деятельности в том, чтобы звонить в СМИ и говорить «надо бы разместить материальчик …»

— Бывают и такие моменты… Но, обычно, когда говоришь «материальчик», на это получаешь не совсем приятный ответ. СМИ не заинтересованы в таких материалах которые уже никто из них не взял бесплатно и остается только коммерческая основа. Приятнее, когда звонят тебе и говорят «мы хотим сделать с вашим подопечным некий материал». Это совсем другой подход и чем дальше, тем чаще это происходит.

В процентном соотношении, сколько приходиться убеждать и сколько принимать предложений?

— Семьдесят на тридцать. Но это, естественно, не на стартовой стадии раскрутки.

Вы нормально воспринимаете отказы, когда кто-то не хочет брать Ваши материалы?

— Совершенно нормально. Особенно, когда узнаешь от людей, почему они тебе отказывают. В дальнейшем легче работать над ошибками, легче найти причину и ее ликвидировать. Всегда нужно знать, почему: певец не в формате – это одно; или певец еще не дошел до нужного уровня – это другое.

И что: кто-то отвечает честно? Мне, почему-то, кажется, что большинство предпочитает сослаться на редактора, программного директора, которого никогда нет на месте.

— Нет, на самом деле, никто не прячется. Все понимают, что если быть искренним, то ты ликвидируешь свои ошибки и пойдешь дальше.

Сколько времени, в норме, занимает раскрутка одного музыкального проекта?

— В зависимости от качества материала, который несет этот проект. Можно с материалом стучаться в разные двери, но его не возьмут просто потому, что он не качественный. Или не в формате. Хотя, можно пробиться и туда. При желании. Но, это очень сложно. Если материал качественный, то можно всего добиться в минимальные сроки. Самое главное – удержаться, не свалиться вниз.

Ну, если говорить, допустим, о средних сроках для среднего проекта: сколько времени нужно, чтобы артиста начали узнавать хотя бы в Москве?

— Ну, если материал качественный, то пол-года достаточно, чтобы сделать проект узнаваемым.
Интересно, как Вы и Ваши коллеги узнаете о том, какую именно высоту набрал проект: по тем же самым чартам, что и рядовые потребители музыки?

— Да, по чартам и по закрытым сведениям организаций, проводящих социологические исследования. Кроме того, можно ориентироваться по продажам альбомов и по количеству скачиваний МР3 с сайтов-каталогов.
Существуют какие-то цифры, вроде того, сколько конкретно раз нужно показать клип артиста, чтобы его раскрутить?

— Есть такая шутка: если показывать клип по первым каналам, то одного раза достаточно. По остальным — до сотни.
Сколько денег нужно вложить раскрутку проекта? И вообще, соответствует ли действительности мнение, что за любую публикацию, за любой эфир нужно платить?

— На самом деле это есть, этого никто не отменял. И платное размещение информации и платная постановка в ротацию. Но, не для всех. Платить или не платить — это решать вам. Если Вы хотите все сделать быстро, то есть запустить материал везде одновременно, чтобы не получилось, что песня крутилась на радио, но пока клип дошел до телевидения , песня уже остыла. В этом случае можно заплатить деньги. А если платить, то всем, но на всех не хватает, а если не всем, то много обид.
Но мы придерживаемся такого принципа, что мы не даем денег никому. Мы стараемся все сделать сами. Пусть у нас все будет медленно, не спеша Зато наша популярность будет не искусственно созданной, а натуральной.

А что, правду ли говорят о себе наши музыкальные телеканалы, на предмет того, что клипы у них крутятся бесплатно?

— Да, если материал в формате, если он успешно ротируется на радио, устраивает канал по качеству, по звуку и содержанию, его возьмут.

С печатными изданиями та же картина?

— Здесь сложнее. Пока нет достаточной поддержки от телевидения и радио, сами печатные издания брать ничего не хотят. В основном, на коммерческой основе.

А вот эта «коммерческая основа» официальна? То есть, деньги переходят к печатному изданию через кассу или деньги нужно платить подпольно журналистам (это я все пытаюсь найти подтверждение или опровержение слухам о «продажности журналистов»)?

— Совершенно официально, через кассу.

То есть, идет обычный расчет как при оплате, допустим, за рекламный модуль?

— Да.

Скажите, по каким критериям оценивается эффективность вашего труда: как узнать приносит он какие-то плоды или нет?

— Эффективность? Ну… если люди узнают исполнителя на улицах и говорят о нем, тогда как раньше не говорили, то можно считать, что планка растет. Также, если количество звонков возрастает – объем интереса – то, я работаю не зря.

И не зря получаете зарплату. Кстати, у специалистов вашей области интерес в проекте выражается в каких единицах: в зарплате, в процентах от концертов, продаж дисков или в чем-то еще?

— У меня ставка. И своей ставкой я доволен.

В своей работе, на какую аудиторию вы ориентируетесь – на центральные города или на регионы?

— Мы работает на столицы. Если охватить все издания, все станции, то регионы, идя за рейтингом, уже автоматически подтягиваются.

Нередки истории, когда в одном городе артиста встречают хорошо, а в другом – даже имени его не слышали. Это провал пиар-менеджера артиста или кого-то еще?

— Ну, это зависит от условий. Если там не принимает никакая радиостанция, то информация уже закрыта для слушателей. В принципе, это, считается, наш провал. Или провал организатора концерта, который не успел заранее подготовить почву для встречи певца.

Вначале нашей беседы вы сказали о том, что большая часть вашего опыта связана не с музыкальным пиаром, а с политическим. В чем выражается и насколько существенна разница между этими сферами?

— Основная разность в плане «переборщить». В политике лучше недоговорить, чем переговорить.

И как вы узнаете в какой момент нужно остановиться?

— Вопрос довольно сложный. Если ответить шутя, то нужно сделать так, чтобы когда ты переключаешь тв-каналы, тебе не попался один человек два раза, но один раз он попасться все-таки должен. Это самый главный критерий, к которому мы все стремимся.

Насколько я понимаю, ваши знания настолько разносторонни, что Вы одинаково успешно могли бы продавать что угодно и кого угодно: певцов, политиков или пельмени?

— В принципе, мне всегда интересно все новое. Я всегда в поиске.

Рекламщики различают несколько стадий жизни товара. Рано или поздно любой товар «умирает», то есть, приходит время, когда рекламировать его становится бесполезно: это не принесет никакого всплеска продаж, а выльется лишь в пустую потерю денег. Можно ли то же самое применить к вашей сфере? Вы ради интереса или ради денег взялись бы за работу над умершим проектом?

— Я думаю, что пока проект приносит прибыль, пока его кто-то приглашает, пока кто-то на него еще ходит, кому-то проект интересен, есть концерты – проект жив. А значит, с ним можно работать.